Троянская война

В пересказе Ю.В. Зайцева, миф о падении Трои рассказывает о долгой и изнурительной десятилетней войне, известной как Троянская война. Греческие войска, возглавляемые Агамемноном, сражались против Трои, чтобы вернуть жену царя Менелая, красавицу Елену, похищенную троянцем Парисом.

Текст сказки Троянская война

Конец века героев

Славное было время, когда жили на земле герои. Храбрые, мужественные, они не раз побеждали смерть и были почти равны богам. Но героическое время не могло продолжаться вечно.

— Пусть прославятся имена героев, — сказал однажды Зевс. — И пусть навсегда исчезнут недостойные племена, под тяжестью которых давно стонет мать-земля.

Завершалось время великих подвигов, отчаянной доблести, невиданной храбрости и высокого благородства. Вскоре охватит человеческий род страшный пожар, имя которому Троянская война.

Даже великому Зевсу не дано было увидеть своего будущего. Судьбу повелителя богов знал только титан Прометей. Наказанный Зевсом за непокорность, Прометей долгие века был прикован к огромной скале. Пришло время, и Зевс простил своевольного титана. В ответ Прометей открыл Зевсу заветную тайну. Гибель ждет владыку богов, если он женится на прекрасной морской богине Фетиде. Суждено Фетиде родить великого сына, который превзойдет своего отца. И раскололось небо от громовой речи Зевса:

— Пусть родится у Фетиды сын от величайшего из смертных героев. Сбудется пророчество — сын Фетиды превзойдет отца, но никогда не станет равным богам!

Как часто ваш ребенок занимается творчеством?
Пройдите наш быстрый квиз и откройте новые горизонты творчества для вашего малыша. Не пропустите шанс развить его таланты!

Пелей и Фетида

Кто же станет мужем Фетиды? Выбор богов пал на благородного героя Пелея. Но не просто породниться с богами. Чтобы стать супругом Фетиды, Пелей должен был одолеть ее в поединке. Сумеет ли смертный герой победить бессмертную богиню?

…Возле горы Пелион был небольшой уютный грот, куда Фетида часто приплывала отдохнуть. Вот здесь и спрятался Пелей в ожидании богини.

Вскоре вдали показался дельфин, которым правила прекрасная Фетида. Стараясь не дышать, чтобы не выдать себя, Пелей смотрел, как утомленная богиня вошла в пещеру и прилегла отдохнуть. Лишь только задремала Фетида, Пелей вышел из укрытия и сжал ее в объятиях.

Никому из смертных не приходилось встречать такого грозного противника. Вместо прекрасной богини перед Лелеем вдруг оказалась разъяренная львица, а затем зашипела чудовищная ядовитая змея. Фетида растекалась водой и обращалась в огонь, но так и не смогла одолеть великого героя. Обессиленный тяжелой схваткой, Пелей с восторгом смотрел на прекрасную Фетиду, принявшую наконец свой истинный облик.

— Кто теперь посмеет сказать, что ты не равен бессмертным богам! — воскликнула гордая Фетида и нежно обняла своего будущего супруга.

Яблоко раздора

Свадьбу Пелея и Фетиды справляли на горе Пелион. Никто из олимпийцев никогда еще не видел подобного торжества. Каждый из богов счел для себя величайшей честью быть гостем на этом празднике.

Казалось, все боги пришли поздравить новобрачных. Но на пир забыли пригласить богиню раздора Эриду. Обиженная Эрида невидимой пробралась к пиршественному столу и подбросила золотое яблоко с надписью: «Прекраснейшей». И как же счастлива была Эрида, увидев, что из-за ее подарка поссорились прекраснейшие богини Олимпа — Гера, Афина и Афродита.

И Богини обратились к Зевсу. Но владыка богов отказался решать женский спор:

— Пусть Гермес проводит вас на гору Иду.

Там великих богинь рассудит простой пастух по имени Парис.

И богини, послушные воле Зевса, отправились вслед за Гермесом.

Суд Париса

Зевс лукавил, когда назвал Париса простым пастухом. Но в то время Парис еще не знал, кто он на самом деле. Своим отцом Парис считал пастуха Агелая. С юных лет отличался Парис необыкновенной красотой, силой и храбростью. Однажды, еще совсем мальчишкой, он в одиночку прогнал разбойников, напавших на его стадо.

С той поры он заслужил прозвище Александр, что означает «защитник мужей».

В Париса влюбилась нимфа Энона. Наученная Аполлоном, Энона умела лечить любые раны и предсказывать будущее.

Вместе с Эноной Парис-Александр пас стада на склонах горы и не представлял себе иной судьбы. И как же он был изумлен, когда однажды увидел перед собой вестника богов Гермеса.

— Тебе выпала великая честь, — молвил Гермес испуганному юноше. — Рассуди великих богинь — Геру, Афину и Афродиту — и вручи награду прекраснейшей.

Вложив в руки Париса золотое яблоко, Гермес пропал. Подняв голову, юноша отшатнулся, увидев вместо Гермеса великую богиню Геру.

— Не бойся, — мягко сказала жена Зевса. — Я всего лишь хочу сделать тебя царем царей. Великие страны покорятся тебе. Движением руки ты будешь повелевать народами. Сила и власть — в обмен на маленькое яблоко…

Парис молчал, закрыв лицо руками. А когда решился отнять ладони, то увидел, что Гера словно растворилась в воздухе. Перед Парисом стояла богиня Афина.

— Красоты, отваги и силы тебе не занимать… — задумалась Афина. — Послушай, не хотел бы ты стать мудрым полководцем, не знающим поражений?

Афина протянула ладонь, но Парис спрятал яблоко за спину.

— Самым мудрым, самым отважным, не знающим поражений, — ласково шептала богиня.

— Я еще не выслушал Афродиту, — заупрямился юноша.

Обиженная Афина исчезла.

Царь царей? Великий полководец? У Париса закружилась голова. Он присел на траву и не заметил, как рядом с ним появилась прекрасная Афродита.

— Выбери меня, и тебя полюбит Елена Спартанская! — улыбнулась богиня любви.

Юноша, не поднимая глаз, катал по ладони золотое яблоко.

— Мне уже предлагали стать царем царей и великим полководцем. Но я всего лишь простой пастух, — вздохнул Парис. — Даже не знаю, кто из вас красивее и кому отдать яблоко…

— Ты не простой пастух, — строго сказала Афродита, присев рядом с Парисом. — Придет время, и ты узнаешь правду о себе.

— А Елена Спартанская, она красивая? — застенчиво спросил юноша.

— Неужели ты ничего не слышал о Елене? — расстроилась богиня. Парис покачал головой. Афродита обняла его за плечи и шепнула:

— Тогда надо тебе рассказать все с самого начала…

Елена Спартанская

Елена была дочерью царя Спарты Тиндарея и царицы Леды. Впрочем, поговаривали, что настоящий отец Елены не кто иной, как сам Зевс, потому и красивее всех спартанская царевна.

Величайшие цари Эллады приехали в Спарту просить руки Елены. И задумался царь Тиндарей: «Как быть? Ведь тот, кто станет мужем Елены, вызовет зависть остальных царей. Начнутся распри, и мое царство тоже погибнет в этой войне».

Был среди женихов Елены Одиссей — царь небольшого острова Итаки. Не было в Элладе человека находчивее Одиссея. Не зря ведь его прадедом называли самого бога Гермеса, покровителя хитрецов. Одиссей подсказал Тиндарею выход:

— Пусть Елена сама выберет себе супруга. А женихи дадут клятву: кого бы ни выбрала Елена, они останутся верными союзниками ее мужа. Все цари охотно дали клятву помогать будущему мужу Елены: ведь каждый из женихов думал, что именно он станет избранником царевны. Каждый из них уже видел себя царем Спарты, окруженным могучими союзниками. Одиссей тоже поклялся помогать будущему мужу Елены.

Елена выбрала себе в супруги прекрасного царевича Менелая. После веселого свадебного пира женихи разъехались по домам.

В счастье и любви живут Елена и Менелай, правя великой Спартой.

— Значит, у Елены уже есть супруг? — огорчился Парис. — Как же мне завоевать ее любовь?

— Прекраснейшая женщина в мире будет твоей! Или ты не веришь обещанию богини любви? — рассердилась Афродита.

— Я верю тебе, Афродита, — еле слышно отвечал Парис. И золотое яблоко упало в ладонь Афродиты.

Легкий туман окутал поляну. В этой дымке исчезли и богини, и Гермес.

— Не сон ли это? — прошептал юноша. Ему показалось, что он слышит торжествующий смех Афродиты и проклятья оскорбленных его решением Геры и Афины.

Гора Ида, на которой паслись стада Париса, возвышалась над богатым и славным городом Троей. В Греции этот город называли Илион по имени его основателя, праправнука Зевса, Ила. В то время, когда к Парису явились богини, правил Троей царь Приам, внук Ила.

Тайна Париса

Кем же на самом деле был Парис? И почему Афродита сказала, что он не простой пастух? Вскоре Парис узнал тайну своего рождения.

Казалось, ничто не угрожает Трое. Неприступные стены, построенные богами Посейдоном и Аполлоном, могли выдержать любую осаду, а храбрые воины одолеют самого сильного врага.

Пятьдесят детей родилось у Приама. Один из них умер младенцем.

И вот уже двадцать лет Приам каждый год устраивал погребальные игры в честь умершего сына. Лучшие воины Трои соревновались в беге, кулачном бою и гонках на колесницах. Наградой победителю становился белый бык — самый красивый из тех, что паслись в окрестностях Трои.

Случилось так, что в этот раз белого быка выбрали из стада, которое пас Парис. Юноше давно хотелось побывать в Трое и принять участие в играх. Вместе со своим названым отцом, пастухом Агелаем, Парис пригнал быка в Трою.

Начались состязания. Парис одолел лучших кулачных бойцов. Не было ему равных ни в беге, ни в гонках на колесницах. Пора было вручать ему награду, но тут выхватили оружие сыновья Приама, Гектор и Деифоб:

— Как простой пастух смеет побеждать царевичей?

Спасаясь от них, Парис вбежал в храм Зевса. По греческим обычаям, никто не мог тронуть человека, припавшего к алтарю владыки богов. Но так разгневались царские сыновья, что готовы были нарушить священный обычай и убить Париса в храме.

Уже сверкнули мечи над головой Париса, но вдруг раздался крик Агелая:

— Остановитесь! Этот человек не раб. Он тоже сын царя Приама! Парис — ваш брат!

Жена Приама, царица Гекуба, бросилась к Парису.

— Это мой сын! — закричала она, обнимая юношу. — Я узнала его! Мой сын вернулся!

Под радостные крики троянцев изумленного Париса с почетом проводили во дворец царя Приама.

…Парис никак не мог поверить, что все это происходит не во сне. Еще совсем недавно он был простым пастухом, а сегодня царь называет его своим сыном. В его честь Приам устроил роскошный пир.

Недавние враги, царевичи Гектор и Деифоб, были счастливы назвать его братом. Самые знатные троянцы поднимают чаши за здоровье Париса. Искренне радуются гости. И вдруг общее веселье нарушила девушка, сидевшая за царским столом.

— Я вижу: захвачена врагами Троя! Убейте Париса, пока не поздно! — закричала она.

Гости затихли. Но девушку вывели из зала, и веселье разгорелось с новой силой.

— Это Кассандра, моя дочь и твоя сестра, — шепнула Парису царица Гекуба. — Ей всегда чудятся неприятности… Никто не принял всерьез слов Кассандры о скорой гибели Трои. Рассказывали, что однажды в красавицу Кассандру влюбился сам бог Аполлон. Он наградил царевну даром предвидеть будущее. Но Кассандра отказала Аполлону. И тогда разгневанный бог сделал так, чтобы ее предсказаниям никто не верил.

Пир продолжался. Улучив момент, Парис обратился к царю:

— Отец, но как же получилось, что я вырос не в царском дворце, а в хижине пастуха?

Помрачнев, царь отвечал Парису:

— Это я приказал отнести тебя на вершину горы. Не спеши осуждать меня, сын. Послушай, почему я на это решился. Незадолго до твоего появления на свет твоя мать, царица Гекуба, увидела страшный сон — будто она родила не ребенка, а пылающий факел. Я обратился к предсказателям. «Этот сон означает, что сын Гекубы погубит Трою! Убейте его!» — сказали мне ясновидцы. Я не мог пойти против воли богов. Поэтому, едва ты родился, я приказал пастуху Агелаю отнести тебя на вершину горы.

Через несколько дней Агелай вернулся на то место, где оставил тебя, и увидел, что огромная медведица кормит тебя своим молоком. Добрый Агелай стал тебе вторым отцом.

— Предсказание не сбылось, — вмешалась Гекуба. — Ты жив, а Троя не погибла. Теперь ты навсегда останешься с нами.

И вдруг в двери зала вошли служители храма Аполлона.

— Убейте Париса! — крикнули они. — Боги предсказывают, что падет Троя, если останется жив Парис!

— Пусть лучше погибнет Троя, чем я вновь лишусь любимого сына! — ответил Приам и прогнал служителей.

Похищение Елены

Когда-то простой пастух, Парис теперь был богат и окружен любовью царской семьи. Братья не раз уговаривали его жениться, но Парис отвечал:

— У меня уже есть невеста. Сама богиня Афродита предназначила ее мне в жены.

Приам ни в чем не отказывал любимому сыну, и Парис легко выпросил у отца разрешение отправиться в далекую Спарту. Перед отплытием Парис навестил преданную ему нимфу Энону. Напрасно влюбленная нимфа отговаривала царевича отпохода в Спарту.

— Прощай, Парис, — обняла Если тебя ранят, приходи ко мне. Только я сумею вылечить тебя.

Богиня любви послала попутный ветер троянским судам. Вскоре корабль Парис, украшенный изображением Афродиты, входил в спартанский порт.

Девять дней продолжался пир в честь Париса, устроенный радушным супругом Елены, спартанским царем Менелаем. На этом пиру, по воле богини Афродиты, Парис и Елена тут же влюбились друг в друга.

Но вот закончился пир. Срочные дела позвали Менелая в дорогу. Менелай и не догадывался о том, что Елена уже влюблена в Париса. Уезжая, царь сердечно прощался с Парисом и оставил Елену полной хозяйкой Спарты. Едва скрылись паруса кораблей Менелая, Парис и Елена бежали в Трою, прихватив богатства спартанского царя.

Герои собираются на войну

Корабли Париса уже приближались к Трое, а Менелай все еще не знал о предательстве жены. Но богиня Гера, обиженная тем, что Парис не признал ее прекраснейшей, отправила Менелаю весть о похищении Елены. Разъяренный вероломством Париса, Менелай попросил своего брата Агамемнона — царя самого сильного и самого богатого греческого города Микены — помочь вернуть Елену. Но даже сильного войска Агамемнона было недостаточно, чтобы победить троянцев.

Пришло время напомнить бывшим женихам Елены о том, что они поклялись помогать мужу спартанской царевны. Менелаю предстояло объехать всю Элладу и созвать греческих царей в поход против Трои.

Вначале Менелай решил навестить Одиссея — царя острова Итаки. Ведь именно Одиссей придумал клятву женихов. Вскоре Менелай вместе со своим братом Агамемноном и царевичем Паламедом прибыл на Итаку.

Одиссей не был трусом, но ему совсем не хотелось идти на войну и покидать свою красавицу жену Пенелопу и маленького сына Телемаха.

Незадолго до прибытия Менелая Одиссею было предсказано: «Если ты отправишься в Трою, то вернешься домой только через много лет, на чужом корабле, нищий и одинокий». Одиссей решил обмануть прибывших за ним царей и притвориться сумасшедшим.

У дома Одиссея цари увидели странную картину: царь Итаки запряг в одну упряжку осла и вола и пахал поле, засевая его солью.

— Не иначе бедняга сошел с ума, — шепнул Менелай Агамемнону.

Но недаром Паламеда называли «умнейшим». Говорили, что именно Паламед придумал буквы и календарь, изобрел игру в шахматы и научил моряков находить дорогу по звездам.

Паламед схватил маленького сына Одиссея, Телемаха, и положил его на поле, прямо перед упряжкой. Одиссею пришлось остановиться, чтобы не погубить единственного сына. Так Паламед разоблачил хитрость Одиссея — если бы Одиссей действительно был сумасшедшим, то наверняка не остановил бы упряжку.

Пришлось Одиссею проститься с семьей и отправиться на войну. Покидая Итаку, Одиссей дал себе клятву отомстить Паламеду, разоблачившему его обман.

Каждый день под знамена Агамемнона приходили великие греческие цари и знаменитые воины. Два героя с одинаковым именем, Аякс, приняли участие в походе.

Сын царя острова Саламин, прозванный за огромный рост и силу Большим Аяксом, привел с собой 12 кораблей и своего сводного брата Тевкра — самого меткого лучника. Тевкр был родственником троянского царя Приама. Матерью Тевкра была Гесиона — сестра Приама. Когда-то Гесиону насильно увез из Трои друг Геракла, герой Теламон.

Другого героя, сына царя города Локриды, называли Малым Аяксом. Был он невысокого роста, но никто не метал копье точнее, и немногие могли превзойти его в беге.

Помогать войску и лечить раненых вызвались Махаон и Подарилий — искуснейшие врачи, сыновья бога медицины Асклепия. В советники Агамемнон пригласил мудрого старика Нестора, царя города Пилоса. Великий герой Филоктет, которому Геракл перед смертью подарил свой волшебный лук, непобедимый царь Диомед, перед силой которого склонялись даже боги, и многие другие отважные воины пришли к Агамемнону.

Казалось, никто не устоит перед мощным войском греков. Но армию Агамемнона остановил мудрый предсказатель Калхант:

— Греки не победят, если с ними не будет Ахилла.

Кто же этот Ахилл, без которого самую грозную армию в мире ожидало позорное поражение?

Ахилл

Отшумела знаменитая свадьба богини Фетиды и Пелея, на которой великие богини поссорились из-за золотого яблока. Пришло время, и у Фетиды родился сын. Мальчика назвали Ахилл.

Чтобы уберечь Ахилла от опасностей, Фетида искупала сына в водах священной реки Стикс. Тело Ахилла стало неуязвимым для любого оружия. Незащищенной осталась только пятка, за которую мать держала мальчика, окуная его в реку.

Глядя на растущего Ахилла, Зевс не раз удивлялся прозорливости Прометея и благодарил судьбу, что не связал свою жизнь с Фетидой. Прав оказался Прометей — сын Фетиды во много раз превзошел своего отца, великого героя Пелея.

Мальчик рос не по дням, а по часам. Кентавр Хирон воспитал Ахилла смелым и сильным. Не было Ахиллу равных ни в беге, ни в воинском искусстве, ни в умении петь и слагать стихи.

Фетида знала, что Ахилл погибнет, если отправится на Троянскую войну. Поэтому она спрятала сына на острове Скирос, у царя Ликомеда. Там, наряженный в женскую одежду, жил Ахилл среди царских дочерей.

Послы Менелая, во главе с Одиссеем, прибыли на Скирос под видом купцов. Но как узнать Ахилла? Хитроумный Одиссей разложил перед царевнами товары — драгоценные украшения и ткани, а рядом положил меч и доспехи. Девушки с восторгом стали выбирать себе подарки. По тайному сигналу Одиссея, вдруг боевая труба сыграла тревогу, и загремело оружие. Царские дочери в испуге разбежались, и только Ахилл бросился к мечу.

Так был узнан Ахилл. Услышав, что его зовут в великий поход, Ахилл с радостью согласился плыть с Одиссеем.

— Я знаю, что мне не вернуться с этой войны, — сказал Ахилл. — Но лучше жить недолго, но ярко, чем бесславно коротать век в женском платье!

Ахилл вместе со своим другом и побратимом Патроклом привел к Агамемнону войско своего отца Пелея и встал во главе греческого флота.

Путь в Трою

Небольшой город Авлида никогда не видел столько боевых кораблей и такой большой армии. Отсюда должен был начаться великий поход на Трою.

Перед отплытием, по обычаю, воины обратились к богам и просили у них удачи. И вдруг греки увидели огромного змея, который вполз на дерево. Добравшись до птичьего гнезда на верхней ветке, змей съел восьмерых птенцов и их мать и тут же превратился в камень.

— Боги дают нам знак, — объяснил воинам мудрый Калхант. — Девять лет будет сопротивляться Троя и падет на десятый год.

Обрадованные предсказанием, греки отплыли из Авлиды. По дороге ужасная буря раскидала греческий флот. Когда ветер утих, каждый корабль отправился к своим родным берегам.

Через некоторое время греческая армия вновь собралась в Авлиде. Но в день отплытия вдруг подул встречный ветер. Шло время, а флот не мог даже выйти из гавани.

— Богиня Артемида гневается на тебя, Агамемнон, — сказал Калхант предводителю греков. — Попутный ветер не подует до тех пор, пока ты не принесешь в жертву свою дочь, прекрасную Ифигению.

Ужаснувшись, Агамемнон отказался жертвовать дочерью. Тянулись дни, а попутного ветра все не было. Измученные ожиданием воины готовы были поднять восстание. Агамемнон решил покориться воле Артемиды и привел дочь к жертвенному алтарю. Но Ифигения не погибла. В последний момент раздался гром, и на алтарь опустилась черная туча. А когда мрак рассеялся, вместо девушки воины увидели лань — священное животное Артемиды. А Ифигения в тот же миг оказалась в далекой стране Тавриде. Там Ифигения стала служительницей в храме Артемиды.

Наконец подул попутный ветер, и греческие корабли вышли в море. Далеко позади остались родные берега. По пути флот причалил к острову Хриса, чтобы принести жертвы богам. На этом острове знаменитого героя Филоктета, друга Геракла, ужалила в ногу змея. Рана от укуса, несмотря на старания искуснейших врачей, не заживала. Несчастный воин никому не давал покоя своими криками и стонами, а от раны исходил неприятный запах. По совету Одиссея, от Филоктета решили избавиться. На пути лежал остров Лемнос. На его берег перенесли Филоктета, оставив герою его волшебный лук и стрелы — прощальный подарок Геракла. Но ни Филоктет, ни те, кто бросил его на острове, еще не знали, что без этого лука и стрел им не суждено взять Трою.

Первый бой

Но вот греческие корабли достигли наконец троянского берега. Здесь греков уже ждало грозное войско во главе с храбрым Гектором — старшим сыном троянского царя Приама. Знали греки предсказание: погибнет тот, кто первым ступит на троянскую землю, и потому никто не спешил сходить с корабля. Подавая пример, Одиссей соскочил на троянский берег. Думая, что предсказание свершилось, юный царевич Протесилай прыгнул следом. Протесилай так и не узнал, что хитрый Одиссей бросил перед собою щит, и ноги его не коснулись троянской земли. Едва ступил Протесилай на берег, как грудь его пронзило тяжелое копье Гектора.

За Протесилаем на берег сошел Ахилл, ведя за собой сотни воинов, которые тут же ринулись в битву. Не выдержали троянцы напора и отступили. Так пролилась первая кровь на троянской земле.

Мир или война?

Греки все еще надеялись, что можно будет избежать войны. Вскоре в ворота Трои стучались послы — Менелай, Одиссей и Паламед.

Советник царя Приама, мудрый Антенор, устроил в честь греческих царей роскошный пир. Антенор предвидел, сколько бед принесет война, и тоже хотел мира. Но троянцы не следовали советам Антенора.

Приам созвал народ, чтобы выслушать предложение греков.

— Поступок Париса задел не только меня, — говорил троянцам Менелай. — Парис оскорбил всех греков. Он нарушил священный закон гостеприимства. Кто теперь в Греции может быть спокоен за свой дом, своих жену и детей? Пусть Парис вернет то, что ему не принадлежит. Отдайте нам Елену и мои сокровища, и я обещаю: мы вновь будем жить в мире!

Но ни разумные речи, ни угрозы не убедили троянцев.

— Менелай красиво говорил, — сказал Приам. — Но вспомните, троянцы: разве греки что-то вернули нам, когда силой увезли мою сестру Гесиону? Елена добровольно пришла в Трою и вошла в нашу семью как родная дочь и сестра. Она любит Париса. Это воля великой Афродиты. Кто мы такие, чтобы нарушить волю богов? Спросите себя, троянцы: нам ли бояться угроз греков? Разве не сами боги Аполлон и Посейдон строили стены нашего города? Разве не хватит у нас запасов, чтобы выдержать любую осаду? Разве мало у нас друзей, готовых воевать за могучую Трою?

Приаму вторил его сын, предсказатель Гелен:

— Верьте мне, троянцы: я вижу, что Трое ничто не угрожает в ближайшем будущем.

Троянцы решили не отдавать Елену.

Послам пришлось вернуться ни с чем.

Так стало ясно, что войны не избежать.

Под стенами Трои

Трижды греки шли на приступ Трои, и трижды троянцы отражали атаки. Понимая, что Трою не покорить штурмом, греки решили взять город измором. Так началась долгая осада.

Греки вытащили на берег корабли и разбили большой лагерь. Троянцы оказались заперты в крепости. А греки тем временем разоряли окрестные города, лишая Трою поддержки.

В этих набегах особенно отличался непобедимый Ахилл. Десятки городов пали под натиском его воинов, множество героев приняли смерть от его руки. Однажды Ахилл разбил племя дарданов, которым правил великий герой Эней, сын Афродиты. После нападения Ахилла Эней, хоть и недолюбливал царя Приама, пришел в Трою и стал одним из храбрейших защитников города.

Троянцы не оставались в долгу и отвечали дерзкими нападениями на греческий лагерь. Троянское войско возглавил сын Приама — благородный Гектор, могучий и непобедимый воин.

Год за годом продолжалась осада Трои, но никто не мог одержать победы.

Месть Одиссея

Долгая война измучила греков. Одиссей, как и другие воины, тосковал по родине и часто с нежностью вспоминал жену и сына. «Мой сын, Телемах, наверное, уже совсем большой. И Пенелопа ждет моего возвращения… Если бы не Паламед, — наливался злобой Одиссей, — я не знал бы этой ужасной войны».

Все чаще в стане греков говорили о бессмысленности осады. Призывал вернуться домой и мудрый Паламед. Услышав речи Паламеда, Одиссей понял, как отомстить своему врагу.

Одиссей тайком закопал в шатре Паламеда мешок с золотом. А затем сочинил фальшивое письмо, будто бы написанное царем Приамом Паламеду. В этом письме говорилось: «Я послал тебе золото в уплату за измену грекам».

Фальшивка попала в руки Агамемнона. Паламед горячо доказывал свою невиновность. И тогда Одиссей предложил обыскать шатер Паламеда. Стоит ли говорить, что в шатре нашли подкинутый Одиссеем мешок с золотом?

Греки не прощали измен. Паламеду больше никто не верил, и все воины поддержали Одиссея, который требовал казнить мудреца.

Паламеда забросали камнями. Умирая, невиновный Паламед прошептал: «О, истина! Ты умерла еще раньше меня…»

Так погиб мудрый Паламед — за то, что раскрыл обман Одиссея и заставил того пойти на войну.

Последний год войны

Настал десятый год осады Трои. Все меньше союзников оставалось у троянцев. Казалось, победа греков близка. Но самые жестокие битвы были еще впереди.

Много богатой добычи захватили греки в окрестностях Трои. Среди пленных оказалась красавица Хрисеида, дочь Хриса — троянского служителя Аполлона. Несчастный отец пришел к Агамемнону и умолял его вернуть Хрисеиду за большой выкуп.

— Хрисеида — моя пленница и вечно останется в неволе! Уходи, старик, и поищи утешения у своего Аполлона, — ответил надменный Агамемнон и прогнал Хриса.

Выйдя на берег моря, Хрис воздел руки к небу:

— Услышь меня, великий Аполлон! Отомсти за мои слезы!

Разгневанный Аполлон тотчас сошел с Олимпа и пустил смертоносные стрелы в лагерь греков. Девять дней свирепые болезни уносили жизни греческих воинов. Наконец, предсказатель Калхант открыл причину гнева Аполлона:

— Пусть вернут Хрисеиду отцу и принесут в жертву сто быков. Тогда сменит Аполлон гнев на милость.

Но гордый Агамемнон не желал просто так расставаться с пленницей.

— Я хотел жениться на Хрисеиде, — оправдывался вождь греков, — и потому не отдавал ее отцу. Но я верну девушку, что бы спасти войско. Только пусть взамен мне отдадут часть добычи.

— Где же нам взять для тебя награду? — вскипел Ахилл. — Вся добыча уже поделена. Или ты предлагаешь отнять добычу у твоих же воинов? Отдай Хрисеиду отцу. После победы мы вознаградим тебя.

В ответ Агамемнон оскорбил Ахилла: царь приказал забрать пленницу Ахилла — царицу Брисеиду. Разгневанный, ушел Ахилл в свой шатер и поклялся больше не участвовать в битвах. Напрасно мудрый старец Нестор старался примирить великого царя и великого героя.

Хрисеиду вернули отцу, и Аполлон сменил гнев на милость. Мать Ахилла, богиня Фетида, упросила Зевса отомстить за сына и послать победу троянцам. Большие беды ожидали греков.

Поединок Менелая и Париса

Надменный Агамемнон решил, что справится и без Ахилла. По воле Зевса царю приснился обманчивый сон, будто греки вот-вот должны одержать победу. И Агамемнон приказал готовиться к штурму крепости.

Силы Трои таяли. Но, узнав, что грозный Ахилл отныне не будет сражаться против них, троянцы воспрянули духом и были готовы отразить греческую атаку.

Войска сошлись под стенами Трои. Уставшие от битв, обе армии заключили временный мир и договорились, что исход войны решит поединок между Менелаем и Парисом.

Троянские ряды расступились. Набросив на плечи шкуру леопарда, с мечом на бедре и луком за спиной, сжимая по копью в обеих руках, Парис вышел из строя. Он метнул копье, и оно застряло в щите Менелая. Бросил копье Менелай и пробил щит Париса. Страшный удар меча обрушил Менелай на шлем Париса, но меч его разлетелся на куски. Схватил Менелай Париса за шлем, и тут бы пришел конец Парису, но Афродита спасла своего любимца — темным облаком она окутала Париса и унесла его с поля боя.

Великая битва

Менелай победил Париса, и, казалось, война на этом должна была закончиться. Но вмешались боги и нарушили хрупкий мир. Подговоренный богиней Афиной, царевич Пандар, союзник троянцев, ранил Менелая стрелой.

— Троянцы нарушили мир! — закричали греки и бросились в атаку.

Закипела великая битва. Сами боги приняли в ней участие. Троянцам помогал бог войны Арес. Греков вела дочь Зевса, Афина. Многие воины покрыли себя славой, и много героев погибло в той битве.

Греческий царь Диомед, даже раненный, не замечая боли, сокрушал троянцев. Великой силой и мужеством наделила Диомеда Афина. Пал от его копья храбрый Пандар. Огромный камень, брошенный Диомедом, повредил ногу троянца Энея. Мать Энея, богиня Афродита, хотела заступиться за сына, но Диомед прогнал ее, ранив в руку. Только появление Аполлона спасло Энея от гибели.

— Отступи, Диомед! — крикнул грозный Аполлон. — Никогда смертные не будут равны богам!

Храбрый Гектор и бог войны Арес вели за собой троянцев. Дрогнула греческая армия перед мощью и силой грозного бога. Но им на помощь поспешила богиня Афина. Она направила руку бесстрашного Диомеда, и тяжелое копье поразило воинственного Ареса. Взревел от боли Арес, да так громко, словно десять тысяч воинов крикнули разом. Оставил раненый бог поле битвы и унесся на небо.

В ярости греки и троянцы истребили бы друг друга, если бы не Гектор.

— Остановитесь! — крикнул вождь троянцев. — Пусть сильнейшие воины сразятся друг с другом!

Вышел против Гектора Большой Аякс. До темноты бились герои, но никто не мог одержать победы. Восхищенные мужеством друг друга, противники обменялись дарами. Аякс отдал Гектору пурпурный пояс, а Гектор вручил Аяксу свой меч, украшенный серебром.

Подвиг Патрокла

Недолгим было перемирие. На следующий день троянцы вновь пошли в атаку. Зевс выполнил просьбу Фетиды и послал победу троянцам. Даже богиня Афина не могла помочь своим любимцам. Зевс запретил богам вмешиваться в битву, пока не простит Ахилл обиду, нанесенную Агамемноном.

В жаркой схватке были ранены Агамемнон, Диомед и Одиссей. Отчаянно защищались греки, но, казалось, уже ничто не может остановить натиск троянцев. Наконец-то понял Агамемнон, как тяжело сражаться грекам без Ахилла. Но напрасно он уговаривал Ахилла простить обиду, напрасно обещал богатые дары.

— Я выступлю против троянцев лишь тогда, когда они подберутся к моему шатру, — гордо ответил Ахилл и не стал мириться с Агамемноном.

Зевс наделил Гектора великой силой, и троянцы устремились к греческим кораблям. Вместе с кораблями греки потеряли бы последнюю надежду на спасение. Отступает Большой Аякс, и летит вперед Гектор. Полыхает первый корабль греков. О, как нужна грекам помощь Ахилла!

И вдруг, словно вихрем, отброшены троянцы! Неукротимый воин в золотых доспехах погнал их, как стадо оленей, назад, к воротам Трои. В страхе бежали троянские герои, думая, что на поле боя вновь вернулся Ахилл. Не знали они, что это Патрокл, надевший доспехи великого героя.

Разит врагов без промаха Патрокл. Лучшие воины Трои нашли смерть от его руки. Рухнул от копья Патрокла сын Зевса, храбрейший царь Сарпедон.

У ворот Трои Патрокл вступил в бой с Гектором. Но бог Аполлон коварным ударом сразил Патрокла. Умирая, великий герой предрек Гектору:

— Аполлон, а не ты победил меня. Придет время, и ты сам погибнешь от руки Ахилла!

Но усмехался Гектор, снимая доспехи Ахилла с поверженного Патрокла:

— Рано ты предсказываешь мне гибель. Быть может, это Ахиллу суждено пасть от моей руки!

Ахилл мстит за друга

Горько рыдал Ахилл, узнав о смерти Патрокла. Забыл он обиды и хотел только одного — отплатить Гектору за гибель друга.

По просьбе Фетиды бог-кузнец Гефест выковал для Ахилла новые золотые доспехи. Теперь ничто не могло удержать Ахилла. Он помирился с Агамемноном и вышел на бой с троянцами.

За десять лет войны Троя не знала такой страшной битвы. Погнал Ахилл троянское войско к стенам города, словно отару овец. Захлопнулись за троянцами ворота крепости, и только Гектор остался в поле. Он мог бы укрыться в городе, но не хотел, чтобы его назвали трусом.

И все же, увидев, как приближается к нему Ахилл, Гектор дрогнул и бросился бежать. Три раза обежал он вокруг стен Трои, но Ахилл не отставал от него. Наконец Гектор остановился.

— Будет нам бегать, — тяжело дыша, сказал он. — Давай сразимся. Обещаю, что не буду бесчестить твое тело, если боги даруют мне победу. Дай же и ты такую клятву!

— Не бывает договоров между волками и овцами, — закричал Ахилл, — и не будет никаких клятв между нами! Сегодня ты заплатишь за пролитую кровь моих друзей!

Метнул копье Ахилл и поразил Гектора. Смертельно раненый, Гектор просил вернуть его тело отцу за любой выкуп. Но Ахилл лишь рассмеялся над мольбой умирающего.

— У тебя железное сердце, — прошептал Гектор. — Но знай: наступит день, и ты примешь смерть от моего брата Париса!

Ахилл не слышал предсказания Гектора. Жажда мести затмила его разум, и великий герой совершил недостойный поступок. Ахилл снял с Гектора доспехи и привязал его мертвое тело к колеснице. Рыдая, смотрели троянцы с высоких стен, как волочит труп поверженного героя колесница Ахилла…

Отец и сын

Каждое утро Ахилл, ослепленный местью, трижды провозил тело Гектора вокруг могилы Патрокла. Но Аполлон хранил своего любимца и после смерти. Ни единой царапины не было на лице Гектора. Казалось, что Гектор не умер, а лишь задремал.

Зевсу было жаль Гектора. Больше всех любил он этого героя.

По воле Громовержца ночью Гермес тайно провел несчастного царя Приама в шатер Ахилла.

— Сжалься надо мной и отдай мне тело сына! — упав на колени, молил Приам Ахилла. — Вспомни о своем отце, Пелее. Он тоже старик. Но у него хотя бы есть надежда увидеть тебя живым. А что осталось мне? Я потерял любимого сына. Смотри, я целую твои руки — руки, что убили моего сына!

Растаял гнев Ахилла, когда он вспомнил своего отца. Вместе плакали несчастный старик, потерявший сына, и великий герой, потерявший друга.

Ахилл отдал Приаму тело сына и поклялся десять дней не начинать войны, пока не будет оплакан и погребен великий герой. Наутро Приам покинул Ахилла, и Троя великим плачем встретила колесницу с телом Гектора.

Гибель Ахилла

Смерть Гектора ослабила троянцев, но они продолжали отважно защищаться. На помощь погибающей Трое пришли женщины-воины — прекрасные амазонки во главе с царицей Пентесилеей. Лучше многих мужчин сражались они, не зная ни страха, ни поражений. Самые храбрые греки бежали под натиском женщин-воинов, пока Ахиллу не удалось победить царицу Пентесилею.

Троянцы не зря надеялись на помощь союзников. Царь эфиопов, отважный Мемнон, сын богини утренней зари Эос, пришел на подмогу Приаму.

Мемнон пал от руки Ахилла. С тех пор каждое утро Эосает сына, и слезы ее ложатся на землю утренней росой.

Но и Ахиллу не суждено было увидеть падения Трои. Сбылось предсказание Гектора: однажды стрела Париса поразила Ахилла в пятку — единственное уязвимое место. Говорили, что сам бог Аполлон направил руку троянского царевича.

Упавшего Ахилла вынес из битвы Большой Аякс, а Одисей прикрывал их отход. Восемнадцать дней оплакивали Ахилла люди и боги. Музы слагали песни в его честь, и море нереиды проливали по нему потоки слез. Тело Ахилла сожгли на погребальном костре, и прах его смешали в золотой не с прахом Патрокла.

Безумный Аякс

Оплакав Ахилла, Фетида повелела отдать его золотые доспехи самому отважному герою. Только Одиссей и Большой Аякс могли претендовать на такое почетное звание. Но кому достанется награда? Это должны были решить греческие вожди.

— Я не могу красиво говорить, так же как Одиссей не может совершать хорошие дела, — сказал честный и прямой Аякс. — Вы все были свидетелями моих подвигов. Пусть Одиссей расскажет вам о своих подвигах, которые он совершал под покровом ночи!

Аякс, конечно же, хотел сказать, что Одиссей был виновником гибели Паламеда. Но речи Одиссея были так искусны, что греческие вожди присудили доспехи именно ему.

Аякс был обижен до глубины души и задумал в ту же ночь перебить греческих царей. Но богиня Афина вселила в него безумие. С мечом в руке бросился Аякс на стадо быков, думая, что убивает своих врагов.

Наутро Аякс пришел в себя и ужаснулся позору, который навлек на себя. Он ушел из лагеря. Найдя пустынное место, Аякс достал подарок Гектора — украшенный серебром меч. Воткнул меч рукоятью в землю и бросился на острие. Одиссей настоял на том, чтобы Аякса похоронили с подобающими герою почестями. На мысе Ретей был насыпан огромный курган. Рассказывали, что уже после войны, когда Одиссей плыл домой и его корабль пошел ко дну, волны подхватили доспехи Ахилла и вынесли их к могиле Аякса.

Стрелы Филоктета

Даже после гибели Гектора и Мемнона греки не могли взять неприступную Трою. Боги обещали удачу грекам, если только будут выполнены несколько условий. Во-первых, к грекам должны присоединиться сын Ахилла Неоптолем и герой Филоктет с волшебным луком и стрелами Геракла. А во-вторых, Троя должна лишиться палладия — священного изображения богини Афины.

Юного Неоптолема не надо было упрашивать принять участие в войне. Несмотря на возражения матери, он покинул родной остров Скирос и присоединился к войску греков.

Но как уговорить Филоктета? И жив ли он? Ведь уже десять лет прошло с тех пор, как больного Филоктета предательски оставили на острове Лемносе. Пришлось Одиссею отправляться за Филоктетом и просить у того прощения. Брошенный на пустынном острове, Филоктет чудом остался жив. Он все еще страдал от своей раны, а еще больше — от коварства тех, кого считал друзьями. Одиссей пустил в ход все свое красноречие, но Филоктет наотрез отказался присоединиться к греческому войску. В отчаянии Одиссей уже был готов силой или хитростью выманить лук и стрелы, как вдруг явилась тень Геракла и приказала Филоктету следовать в Трою. Филоктет подчинился воле своего великого друга.

Так были выполнены два условия. Неоптолем и Филоктет присоединились к грекам. Темной ночью Одиссей выполнил и третье условие. Под видом нищего он тайком проник в Трою и выкрал из храма палладий. Гибель Трои стала неизбежной.

Смерть Париса

Прибыв под стены Трои, Филоктет быстро исцелился от своей ужасной раны.

Едва встав на ноги, он вызвал Париса на поединок в стрельбе из лука. Не знающие промаха стрелы Геракла смертельно ранили Париса. Менелаю не удалось поквитаться со своим врагом — Париса успели унести в Трою.

Парис понимал, что рана его смертельна. Вот когда вспомнил он свою первую любовь — нимфу Энону. Вспомнил он и ее слова: «Только я смогу исцелить тебя». Париса отнесли на гору Иду. Но напрасно просил он помощи у Эноны. Она не могла простить предательства.

Парис медленно и мучительно умирал. И все же Энона любила Париса. Раскаявшись в своей жестокости, она кинулась за ним, но Парис был уже мертв. В отчаянии Энона покончила с собой, бросившись с высоких троянских стен.

Троянский конь

Вопреки всем предсказаниям, Троя не собиралась сдаваться. Потребовалось еще одно усилие, вернее, военная хитрость, чтобы неприступная крепость пала.

Ранним утром город взбудоражила весть: «Греки покидают троянскую землю!» Изумленные троянцы видели с высоких стен, как греческий флот снимается с якоря. Радости троянцев не было предела. Наконец-то закончилась война!

Посреди опустевшего греческого лагеря возвышался огромный деревянный конь. Надпись на боку коня гласила: «Этот конь посвящается богине Афине. Пусть дарует она грекам добрый путь домой».

Разгорелись жаркие споры: что сделать с конем? Царь Приам требовал, чтобы коня ввезли в город — ведь это дар богине Афине. Другие говорили, что дело тут нечисто и коня надо сжечь.

Растолкав толпу, к коню подошел Лаокоон — служитель храма Аполлона.

— Опомнитесь! — что было силы крикнул он. — Разве можно доверять врагу? Не верьте грекам, пусть даже приносящим дары!

С этими словами он метнул копье в брюхо коня. Толпа притихла. Лаокоон славился тем, что мог предсказывать будущее. Может быть, он прав? Но тут троянские воины приволокли изможденного, донельзя испуганного грека, прятавшегося в прибрежных тростниках. Дрожащим голосом пленник сказал, что его зовут Синон.

— Одиссей ненавидит меня, — рыдал Синон. — Он хотел принести меня в жертву богам, чтобы заполучить попутный ветер. Я сам не знаю, как мне удалось бежать…

— Успокойся и расскажи, что это за конь, — ласково обратился к нему Приам.

— Дар Афине. Богиня разгневалась за то, что Одиссей похитил ее изваяние из Трои. А таким большим коня сделали нарочно, чтобы вы не смогли втащить его в город. Есть предсказание, — прошептал Синон Приаму, — что город, в котором будет стоять этот конь, останется неприступным.

— Ложь! — закричал Лаокоон.

И тут случилось ужасное: огромные змеи выползли из моря, мощными кольцами они обвили и задушили сыновей Лаокоона. Бросился к ним отец, но и его оплели змеи. Через минуту все было кончено. Оставив на песке бездыханные тела Лаокоона и его сыновей, змеи уползли в храм Афины.

— Лаокоон оскорбил богиню Афину, бросив в коня копье, — зашептались в толпе.

Оправившись от потрясения, троянцы стали разбирать стену, чтобы втащить коня. Теперь ни у кого не возникало сомнений: богиня хочет, чтобы конь оставался в Трое.

На самом деле этот конь и был военной хитростью Одиссея. Внутри коня прятались вооруженные воины, которых чуть не разоблачил Лаокоон. Греческие суда, конечно же, не уплыли домой, а затаились возле острова недалеко от Трои. И ждали они только сигнала Синона, который в действительности был племянником Одиссея.

Весь день Троя праздновала снятие осады. Коня втащили в город и украсили цветами. А вечером, когда троянцы, уставшие от бурного веселья, уснули, в брюхе коня открылся люк… и оттуда появились Менелай, Одиссей, Неоптолем, Филоктет и другие самые отважные греки. Они перебили полусонную стражу и широко распахнули ворота Трои. В это время греческие корабли уже бросили якорь у троянского берега.

Гибель Трои

Сбылось пророчество Кассандры: Троя пылала, словно факел. Греки не щадили никого, вымещая на троянцах всю ненависть, накопившуюся за десять лет войны. На глазах старика Приама погиб его сын, царевич Полит. В бессильной ярости Приам дрожащей рукой метнул в убийц копье и погиб на ступенях собственного дворца. Те из троянцев, кому довелось уцелеть в этой бойне, стали рабами греков. Царица Гекуба оказалась пленницей Одиссея, а Кассандра досталась Агамемнону.

Единственным троянским воином, которого греки не тронули, был Эней, сын Афродиты. Взвалив на плечи немощного отца, он покинул Трою. Ему была суждена долгая дорога и великая судьба. Эней стал основателем города во много раз сильнее и богаче Трои, имя которому — Рим.

Победители уходили, оставляя на месте великого города лишь дым пожарищ, пепел да руины.

Так закончилась Троянская война, а с ней вместе подходил к концу и век героев.

Екатерина Усова

Мама и педагог, опыт 6 лет

Оцените автора
Загадки
Добавить комментарий