Басни Льва Толстого для детей

Лев Толстой один из самых известных писателей российской литературы. Его творчество красивое, запоминающиеся и познавательные. Кому их стоит читать? Всем, чтобы проникнутся духом гениальных произведений.

В данной рубрике, вам доступны к чтению басни Льва Толстого для детей. Не пожалейте своего времени, почитайте, наполните свой духовный мир, хорошим смыслом и передайте его своим детям. Ведь его басни, настоящее сокровище в мире философской литературы.

Старый дуб уронил с себя желудь под куст орешника.
Орешник сказал дубу:
«Разве мало простора под твоими сучьями? Ты бы ронял свои желуди на чистое место. Здесь мне самому тесно для моих отростков, и я сам не бросаю наземь своих орехов, а отдаю их людям».
«Я живу двести лет, — сказал на это дуб, — и дубок из этого желудя проживет столько же».
Тогда орешник рассердился и сказал:
«Так я заглушу твой дубок, и он не проживет и трех дней». Дуб ничего не ответил, а велел расти своему сынку из желудя.
Желудь намок, лопнул и уцепился крючком ростка в землю, а другой росток пустил кверху.
Орешник глушил его и не давал солнца. Но дубок тянулся кверху и стал сильнее в тени орешника. Прошло сто лет. Орешник давно засох, а дуб из желудя поднялся до неба и раскинул шатер на все стороны.

Волк видит — коза пасется на каменной горе, и нельзя ему к ней подобраться; он ей и говорит:
«Пошла бы ты вниз: тут и место поровнее, и трава тебе для корма много слаще».
А коза и говорит:
«Не за тем ты, волк, меня вниз зовешь, — ты не об моем, а о своем корме хлопочешь».

Один человек ехал на лодке и уронил драгоценный жемчуг в море. Человек вернулся к берегу, взял ведро и стал черпать воду и выливать на землю. Он черпал и выливал три дня без устали.
На четвертый день вышел из моря водяной и спросил:
«Зачем ты черпаешь?»
Человек говорит:
«Я черпаю затем, что уронил жемчуг».
Водяной спросил:
«А скоро ли ты перестанешь?»
Человек говорит:
«Когда высушу море, тогда перестану».
Тогда водяной вернулся в море, принес тот самый жемчуг и отдал человеку.

Мужик расставил на журавлей сети за то, что они сбивали у него посев. В сети попались журавли, а с журавлями один аист.
Аист и говорит мужику:
«Ты меня отпусти: я не журавль, а аист; мы самые почетные птицы; я у твоего отца на доме живу. И по перу видно, что я не журавль».
Мужик говорит:
«С журавлями поймал, с ними и зарежу».

Лев спал. Мышь пробежала по его телу. Он проснулся и поймал ее. Мышь стала просить, чтобы он пустил ее.
Она сказала: «Если ты меня пустишь, и я тебе добро сделаю».
Лев засмеялся, что мышь обещает ему добро сделать, и пустил ее.
Потом охотники поймали льва и привязали веревкой к дереву.
Мышь услыхала львиный рев, прибежала, перегрызла веревку и сказала:
«Помнишь, ты смеялся, не думал, чтобы я могла тебе добро сделать, а теперь видишь, – бывает и от мыши добро».

Белка прыгала с ветки на ветку и упала прямо на сонного волка. Волк вскочил и хотел ее съесть. Белка стала просить:
– Пусти меня.
Волк сказал:
– Хорошо, я пущу тебя, только ты скажи мне, отчего вы, белки, так веселы. Мне всегда скучно, а на вас смотришь, вы там вверху все играете и прыгаете.
Белка сказала:
– Пусти меня прежде на дерево, я оттуда тебе скажу, а то я боюсь тебя.
Волк пустил, а белка ушла на дерево и оттуда сказала:
– Тебе скучно оттого, что ты зол. Тебе злость сердце жжет. А мы веселы оттого, что мы добры и никому зла не делаем.

Подавился волк костью и не мог выперхнуть. Он подозвал журавля и сказал:
— Ну-ка, журавль, у тебя шея длинная, засунь ты мне в глотку голову и вытащи кость: я тебя награжу.
Журавль засунул голову, вытащил кость и говорит:— давай же на граду.
Волк заскрипел зубами да и говорит:
— Или тебе мало награды, что я тебе голову не откусил, когда она у меня в зубах была?

Волк хотел поймать из стада овцу и зашел под ветер, чтобы на него несло пыль от стада.
Овчарная собака увидала его и говорит:
«Напрасно ты, волк, в пыли ходишь, глаза заболят».
А волк говорит: «То-то и горе, собаченька, что у меня уж давно глаза болят, а говорят — от овечьего стада пыль хорошо глаза вылечивает».

Собака и петух пошли странствовать. Ввечеру петух уснул на дереве, а собака пристроилась у того же дерева, промеж кореньев. Как пришло время, петух запел.
Лисица услыхала петуха, прибежала и стала снизу просить, чтобы он сошел к ней, будто ей хочется оказать почтенье ему за то, что у него голос хорош.
Петух сказал: «Надо прежде разбудить дворника, он спит промеж кореньев. Пусть отопрет, тогда я сойду».
Лисица стала искать дворника и забрехала.
Собака живо вскочила и задушила лисицу.

 

Лев и медведь добыли мяса и стали за него драться. Медведь не хотел уступить, и лев не уступал. Они так долго бились, что ослабели оба и легли.
Лиса увидала промеж них мясо, подхватила его и убежала.

Завелось в одном доме много мышей. Кот забрался в этот дом и стал ловить мышей.
Увидали мыши, что дело плохо, и говорят:
— давайте, мыши, не будем больше сходить с потолка, а сюда к нам коту не добраться!
Как перестали мыши сходить вниз, кот и задумал, как бы их перехитрить. Уцепился он одной лапой за потолок, свесился и притворился мёртвым.
Одна мышь выглянула на него да и говорит:
— Нет, брат! Хоть мешком сделайся, и то не подойду.

Маслина и камыш заспорили о том, кто крепче и сильнее.
Маслина посмеялась над камышом за то, что он от всякого ветра гнется.
Камыш молчал.
Пришла буря: камыш шатался, мотался, до земля сгибался — уцелел.
Маслина напружилась сучьями против ветра — и сломилась.

У одного человека была корова; она давала каждый день горшок молока. Человек позвал гостей; и чтобы набрать для гостей больше молока, он десять дней не доил коровы. Он думал, что на десятый день корова даст ему десять кувшинов молока.
Но в корове перегорело все молоко, и она дала меньше молока, чем прежде.

Курица нашла змеиные яйца и стала их высиживать.
Ласточка увидала и говорит:
«То-то, глупая! Ты их выведешь, а как вырастут, они тебя первую обидят».

Заяц сказал раз гончей собаке:
«Для чего ты лаешь, когда гонишься за нами? Ты бы скорее поймала нас, если бы бежала молча. А с лаем ты только нагоняешь нас на охотника: ему слышно, где мы бежим, и он забегает с ружьем нам навстречу, убивает нас и ничего не дает тебе».
Собака сказала:
«Я не для этого лаю, а лаю только потому, что когда слышу твой запах, то и сержусь, и радуюсь, что я вот сейчас поймаю тебя; и сама не знаю зачем, но не могу удержаться от лая».

Комар прилетел ко льву и говорит:
«Ты думаешь, в тебе силы больше моего? Как бы не так! Какая в тебе сила? Что царапаешь когтями и грызешь зубами – это и бабы так-то с мужиками дерутся. Я сильнее тебя; хочешь, выходи на войну!»
И комар затрубил и стал кусать льва в голые щеки и нос.
Лев стал бить себя по лицу и драть когтями; изодрал себе в кровь все лицо и из сил выбился.
Комар затрубил с радости и улетел.
Потом запутался в паутину к пауку, и стал паук его сосать.
Комар и говорит:
«Сильного зверя, льва, одолел, а вот от дрянного паука погибаю».

У одного хозяина курица несла золотые яйца. Ему захотелось сразу побольше золота, и он убил курицу (он думал, что внутри ее большой ком золота); а она была такая же, как и все курицы.

Дикий осел увидал ручного осла, подошел к нему и стал хвалить его жизнь: как и телом-то он гладок и какой ему корм сладкий. Потом, как навьючили ручного осла, да как сзади стал погонщик подгонять его дубиной, дикий осел и говорит:
«Нет, брат, теперь не завидую, — вижу, что твое житье тебе соком достается».

Галка увидала, что голубей хорошо кормят, — выбелилась и влетела в голубятню. Голуби подумали сперва, что она такой же голубь, и пустили ее. Но галка забылась и закричала по-галчьи. Тогда ее голуби стали клевать и прогнали. Галка полетела назад к своим, но галки испугались ее оттого, что она была белая, и тоже прогнали.

Сошлись раз зайцы и стали плакаться на свою жизнь:
— И от людей, и от собак, и от орлов, и от прочих зверей погибаем. Уж лучше раз умереть, чем в страхе жить и мучиться. давайте утопимся!
И поскакали зайцы на озеро топиться. Лягушки услыхали зайцев и забултыхались в воду.
Один заяц и говорит:
— Стойте, ребята! Подождём топиться; вот лягушачье житьё, видно, ещё хуже нашего: они и нас боятся.

Волк съел овцу. Мужики поймали волка и стали его бить.
Волк сказал:
— За то вы меня мучите, что я сер.
Мужики сказали:
— Не за то, что ты сер, а за то, что ты овцу съел.

Шли по лесу два товарища, и выскочил на них медведь. Один бросился бежать, влез на дерево и спрятался, а другой остался на дороге. Делать было ему нечего – он упал наземь и притворился мертвым.
Медведь подошел к нему и стал нюхать: он и дышать перестал.
Медведь понюхал ему лицо, подумал, что мертвый, и отошел.
Когда медведь ушел, тот слез с дерева и смеется:
– Ну что, – говорит, – медведь тебе на ухо говорил?
– А он сказал мне, что плохие люди те, которые в опасности от товарищей убегают.

Достал ворон кусок мяса и сел на дерево. Увидела это лисица, захоте­лось и ей мяса. Подошла она и говорит:
– Эх, ворон, как посмотрю на тебя — такой ты красивый, что тебе только царём и быть. И верно, был бы царём, если б ещё и петь умел.
Ворон разинул рот и закричал изо всех сил. Мясо упало, лисица его подхватила и говорит:
– Ах, ворон! Если б тебе ещё ума побольше, быть бы тебе царём.

Утка плавала по реке, отыскивала рыбу и в целый день не нашла ни одной. Когда пришла ночь, она увидала месяц в воде, подумала, что это рыба, и нырнула, чтоб поймать месяц. Другие утки увидали это и стали над ней смеяться.
С тех пор утка так застыдилась и заробела, что когда и видала рыбу под водой, она уж не ловила ее и умерла с голода.

Лев, осел и лисица вышли на добычу. Наловили они много зверей, и лев велел ослу делить. Осел разделил поровну на три части и говорит:
«Ну, теперь берите!»
Лев рассердился, съел осла и велел лисице переделить. Лисица все собрала в одну кучу, а себе чуточку оставила.
Лев посмотрел и говорит: «Ну, умница! Кто ж тебя научил так хорошо делить?»
Она говорит: «А с ослом-то что было?»

Один человек заказал пряхе тонкие нитки. Пряха спряла тонкие нитки, но человек сказал:
«Нитки не хороши, мне нужны нитки самые тонкие».
Пряха сказала:
«Если тебе эти не тонки, так вот тебе другие», и она показала на пустое место. Он сказал, что не видит.
Пряха сказала:
«Оттого и не видишь, что очень тонки; я и сама не вижу».
Дурак обрадовался и заказал себе еще таких ниток, а за эти заплатил деньги.

Волк увидал, — ягнёнок пьёт у реки.
Захотелось волку съесть ягнёнка, и стал он к нему придираться.
— Ты, — говорит, — мне воду мутишь и пить не даёшь.
Ягнёнок говорит:
— Ах, волк, как я могу тебе воду мутить? Ведь я ниже по воде стою, да и то кончиками губ пью.
А волк говорит:
— Ну, так зачем ты прошлым летом моего отца ругал?
Ягнёнок говорит:
— да я, волк, и не родился ещё прошлым летом.
Волк рассердился и говорит:
— Тебя не переговоришь. Так я натощак, за то и съем тебя

Поймал рыбак рыбку. Рыбка и говорит:
— Рыбак, пусти меня в воду; видишь, я мелка: тебе от меня пользы мало будет. А пустишь, да я вырасту, тогда поймаешь — тебе пользы больше будет.
Рыбак и говорит:
— Дурак тот будет, кто станет большей пользы ждать, а малую из рук упустит.

 

Охотник поставил у озера сети и накрыл много птиц. Птицы были большие, подняли сеть и улетели с ней. Охотник побежал за птицами.
Мужик увидал, что охотник бежит, и говорит:
«И куда бежишь? Разве пешком можно догнать птицу?»
Охотник сказал:
«Кабы одна была птица, я бы не догнал, а теперь догоню».
Так и сделалось. Как пришел вечер, птицы потянули на ночлег, каждая в свою сторону: одна к лесу, другая к болоту, третья в поле; и все с сетью упали на землю, и охотник взял их.

Мужики косили луга, а в лугу, под кочкой, было перепелиное гнездо.

Перепелка с кормом прилетела к гнезду и увидала, что кругом все обкошено. Она и говорит перепелятам:
«Ну, дети, беда пришла! Теперь молчите и не шевелитесь, а то пропадете; вечером переведу вас».
А перепелята радовались, что в лугу светлее стало, и говорили:
«Мать — старая, оттого и не хочет, чтобы мы веселились», — и стали пищать и свистать.
Ребята принесли мужикам на покос обедать; услыхали перепелят и порвали им головы

.

 

Пустынник увидал раз в лесу сокола. Сокол принес в гнездо кусок мяса, разорвал мясо на маленькие куски и стал кормить галчонка.
Пустынник удивился, как так сокол кормит галчонка, и подумал:
«Галчонок, и тот у бога не пропадет, и научил же бог этого сокола кормить чужого сироту. Видно, бог всех тварей кормит, а мы всё о себе думаем. Перестану я о себе заботиться, не буду себе припасать пищи. Бог всех тварей не оставляет, и меня не оставит».
Так и сделал: сел в лесу и не вставал с места, а только молился богу. Три дня и три ночи он пробыл без питья и еды. На третий день пустынник так ослабел, что уж не мог поднять руки. От слабости он заснул. И приснился ему старец.
Старец будто подошел к нему и говорит: «Ты зачем себе пищи не припасаешь? Ты думаешь богу угодить, а ты грешишь. Бог так мир устроил, чтоб каждая тварь добывала себе нужное. Бог велел соколу кормить галчонка, потому что галчонок пропал бы без сокола; а ты можешь сам работать. Ты хочешь испытывать бога, а это грех. Проснись и работай по-прежнему».
Пустынник проснулся и стал жить по-прежнему.

Собака шла по дощечке через речку, а в зубах несла мясо. Увидала она себя в воде и подумала, что там другая собака мясо несет, — она бросила свое мясо и кинулась отнимать у той собаки: того мяса вовсе не было, а свое волною унесло.
И осталась собака ни при чем.

Черепаха просила орла, чтобы научил её летать. Орёл не советовал, потому что ей не пристало, а она всё просила. Орёл взял её в когти, поднял вверх и пустил: она упала на камни и разбилась.

Хозяйка по ночам будила работниц и, как запоют петухи, сажала за дело.
Работницам тяжело показалось, и они вздумали убить петуха, чтобы не будил хозяйки.
Убили, им стало хуже: хозяйка боялась проспать и еще раньше стала поднимать работниц.

У одного человека были осел и лошадь. Шли они по дороге; осел сказал лошади:
«Мне тяжело, не дотащу я всего, возьми с меня хоть немного».
Лошадь не послушалась. Осел упал от натуги и умер. Хозяин как наложил все с осла на лошадь, да еще и шкуру ослиную, лошадь и взвыла:
«Ох, горе мне, бедной, горюшко мне, несчастной! Не хотела я немножко ему подсобить, теперь вот все тащу да еще и шкуру».

Две лошади везли два воза. Передняя лошадь везла хорошо, а задняя останавливалась. На переднюю лошадь стали поклажу перекладывать с заднего воза; когда все переложили, задняя лошадь пошла налегке и сказала передней:
«Мучься и потей. Что больше будешь стараться, то больше тебя будут мучить».
Когда приехали на постоялый двор, хозяин и говорит:
«Что мне двух лошадей кормить, а на одной возить, лучше одной дам вволю корму, а ту зарежу: хоть шкуру возьму».
Так и сделал.

Одна курица несла каждый день по яичку. Хозяйка подумала, что если больше давать корму, курица вдвое будет нестись. Так и сделала.
А курица зажирела и вовсе перестала нестись.

Сын приехал из города к отцу в деревню.
Отец сказал: «Нынче покос, возьми грабли и пойдем, пособи мне».
А сыну не хотелось работать, он и говорит:
«Я учился наукам, а все мужицкие слова забыл; что такое грабли?»
Только он пошел по двору, наступил на грабли; они его ударили в лоб. Тогда он и вспомнил, что такое грабли, хватился за лоб и говорит:
«И что за дурак тут грабли бросил!»

Волк увидал, — ягнёнок пьёт у реки.
Захотелось волку съесть ягнёнка, и стал он к нему придираться.
— Ты, — говорит, — мне воду мутишь и пить не даёшь.
Ягнёнок говорит:
— Ах, волк, как я могу тебе воду мутить? Ведь я ниже по воде стою, да и то кончиками губ пью.
А волк говорит:
— Ну, так зачем ты прошлым летом моего отца ругал?
Ягнёнок говорит:
— да я, волк, и не родился ещё прошлым летом.
Волк рассердился и говорит:
— Тебя не переговоришь. Так я натощак, за то и съем тебя

Мальчик стерёг овец и, будто увидав волка, стал звать:
«Помогите, волк! Волк» Мужики прибежали и видят: неправда. Как сделал он так и два и три раза, случилось — и вправду набежал волк.
Мальчик стал кричать:
«Сюда, сюда скорей, волк!»
Мужики подумали, что опять по-всегдашнему обманывает, — не послушали его.
Волк видит, бояться нечего: на просторе перерезал всё стадо.

Захотелось козлу напиться: он слез под кручь к колодцу, напился и отяжелел. Стал он выбираться назад и не может. И стал он реветь. Лисица увидала и говорит:
«То-то, бестолковый! Коли бы у тебя сколько в бороде волос, столько бы в голове ума было, то прежде, чем слезать, подумал бы, как назад выбраться».

Шли по лесу два товарища, и выскочил на них медведь. Один бросился бежать, влез на дерево и спрятался, а другой остался на дороге. Делать было ему нечего – он упал наземь и притворился мертвым.
Медведь подошел к нему и стал нюхать: он и дышать перестал.
Медведь понюхал ему лицо, подумал, что мертвый, и отошел.
Когда медведь ушел, тот слез с дерева и смеется:
– Ну что, – говорит, – медведь тебе на ухо говорил?
– А он сказал мне, что плохие люди те, которые в опасности от товарищей убегают.

Охотник с луком и стрелами пошел на охоту, убил козу, взвалил на плечи и понес ее. По дороге увидал он кабана. Охотник сбросил козу, выстрелил в кабана и ранил его. Кабан бросился на охотника, спорол его до смерти, да и сам тут же издох. Волк почуял кровь и пришел к тому месту, где лежали коза, кабан, человек и его лук. Волк обрадовался и подумал:
«Теперь я буду долго сыт; только я не стану есть всего вдруг, а буду есть понемногу, чтобы ничего не пропало: сперва съем что пожестче, а потом закушу тем, что помягче и послаще».
Волк понюхал козу, кабана и человека и сказал:
«Это кушанье мягкое, я съем это после, а прежде дай съем эти жилы на луке». И он стал грызть жилы на луке. Когда он перекусил тетиву, лук расскочился и ударил волка по брюху. Волк тут же издох, а другие волки съели и человека, и козу, и кабана, и волка.

Два человека шли вместе по дороге и несли на плечах каждый свою ношу. Один человек нес, не снимая всю дорогу, а другой всё останавливался, снимал ношу и садился отдыхать. Но ему надо было всякий раз опять поднимать ношу и опять взваливать на плечи. И тот, который снимал ношу, больше устал, чем тот, который нес, не снимая.

Жила одна мышь под амбаром. В полу амбара была дырочка, и хлеб сыпался в дырочку. Мыши житье было хорошее, но она захотела похвастаться своим житьем. Прогрызла больше дыру и позвала других мышей к себе в гости.
«Идите, — говорит, — ко мне гулять. Я вас угощу. Корму на всех достанет». Когда она привела мышей, она увидала, что дыры совсем не было. Мужик приметил большую дыру в полу и заделал ее.

Лев услыхал — лягушка громко квакает, и испугался. Он подумал, что большой зверь так громко кричит. Он подождал немного, видит — вышла лягушка из болота.
Лев раздавил ее лапой и сказал: «Вперед не рассмотревши, не буду пугаться».

Змеиный хвост заспорил с змеиной головой о том, кому ходить впереди?
Голова сказала:
«Ты не можешь ходить спереди, у тебя нет глаз и ушей».
Хвост сказал:
«А зато во мне сила, я тебя двигаю: если захочу да обернусь вокруг дерева, ты с места не тронешься».
Голова сказала:
«Разойдемся!»
И хвост оторвался от головы и пополз вперед. Но только что он отполз от головы, попал в трещину и провалился.

Наседка вывела цыплят и не знала, как их уберечь. Она и сказала им:
«Полезайте опять в скорлупу; когда вы будете в скорлупе, я сяду на вас, как прежде сидела, и уберегу вас».
Цыплята послушались, полезли в скорлупу, но не могли никак влезть в нее и только помяли себе крылья.
Тогда один цыпленок и сказал матери:
«Если нам всегда оставаться в скорлупе, ты бы лучше и не выводила нас».

Попалась лиса в капкан, оторвала хвост и ушла. И стала она придумывать, как бы ей свой стыд прикрыть. Созвала она лисиц и стала их уговаривать, чтобы отрубили хвосты.
«Хвост, — говорит, — совсем не кстати, только напрасно лишнюю тягость за собой таскаем».
Одна лисица и говорит:
«Ох, не говорила бы ты этого, кабы не была куцая!»
Куцая лисица смолчала и ушла.

У одного отца было два сына. Он сказал им:
«Умру — разделите всё пополам».
Когда отец умер, сыновья не могли разделиться без спора. Они пошли судиться к соседу.
Сосед спросил у них:
«Как вам отец велел делиться?»
Они сказали:
«Он велел делить все пополам».
Сосед сказал:
«Так разорвите пополам все платья, разбейте пополам всю посуду и пополам разрежьте всю скотину».
Братья послушали соседа, и у них ничего не осталось.

Муравей спустился к ручью: захотел напиться. Волна захлестнула его и чуть не потопила.
Голубка несла ветку; она увидела — муравей тонет, и бросила ему ветку в ручей.
Муравей сел на ветку и спасся.
Потом охотник расставил сеть на голубку и хотел захлопнуть.
Муравей подполз к охотнику и укусил его за ногу; охотник охнул и уронил сеть.
Голубка вспорхнула и улетела.

Один человек пошёл в лес, срубил дерево и стал распиливать. Он поднял конец дерева на пень, сел верхом и стал пилить. Потом он забил клин в распиленное место и стал пилить дальше. Распилил, вынул клин и переложил его ещё дальше.
Обезьяна сидела на дереве и смотрела. Когда человек лёг спать, обезьяна села верхом на дереве и хотела то же делать; но когда она вынула клин, дерево сжалось и прищемило ей хвост. Она стала рваться и кричать. Человек проснулся, прибил обезьяну и привязал на верёвку.

Екатерина Усова

Мама и педагог, опыт 6 лет

Оцените автора
Загадки
Добавить комментарий